воскресенье, 23 мая 2010 г.

"Что там, впереди? Не ждет ли нас теперь другая эра?"

Иосиф БРОДСКИЙвыдающийся русский поэт, эссеист, драматург, переводчик, лауреат Нобелевской премии по литературе, поэт-лауреат США. 24 мая 2010 года Иосифу Бродскому исполнилось бы 70 лет.

От него нам осталась часть речи - часть его речи.



Мне говорят, что нужно уезжать. 
Да-да. Благодарю. Я собираюсь. 
Да-да. Я понимаю. Провожать 
не следует. Да, я не потеряюсь. 
Все кончено. Не стану возражать. 
Ладони бы пожать -- и до свиданья. 
Я выздоровел. Нужно уезжать. 
Да-да. Благодарю за расставанье. 
Вези меня по родине, такси. 
Как будто бы я адрес забываю. 
В умолкшие поля меня неси. 
Я, знаешь ли, с отчизны выбываю.

4 июня 1972 года. По дороге в аэропорт. Ленинград...





Меня упрекали во всем, окромя погоды,
и сам я грозил себе часто суровой мздой.
Но скоро, как говорят, я сниму погоны
и стану просто одной звездой.

Я буду мерцать в проводах лейтенантом неба
и прятаться в облако, слыша гром,
не видя, как войско под натиском ширпотреба
бежит, преследуемо пером.

Когда вокруг больше нету того, что было,
не важно, берут вас в кольцо или это -- блиц.
Так школьник, увидев однажды во сне чернила,
готов к умноженью лучше иных таблиц.

И если за скорость света не ждешь спасибо,
то общего, может, небытия броня
ценит попытки ее превращенья в сито
и за отверстие поблагодарит меня.





Я входил вместо дикого зверя в клетку,
выжигал свой срок и кликуху гвоздем в бараке,
жил у моря, играл в рулетку,
обедал черт знает с кем во фраке.
С высоты ледника я озирал полмира,
трижды тонул, дважды бывал распорот.
Бросил страну, что меня вскормила.
Из забывших меня можно составить город.
Я слонялся в степях, помнящих вопли гунна,
надевал на себя что сызнова входит в моду,
сеял рожь, покрывал черной толью гумна
и не пил только сухую воду.
Я впустил в свои сны вороненый зрачок конвоя,
жрал хлеб изгнанья, не оставляя корок.
Позволял своим связкам все звуки, помимо воя;
перешел на шепот. Теперь мне сорок.
Что сказать мне о жизни? Что оказалась длинной.
Только с горем я чувствую солидарность.
Но пока мне рот не забили глиной,
из него раздаваться будет лишь благодарность.
24 мая 1980



Следующие строки про нас, наше время. Или у нас всегда:  "Что там, впереди? Не ждет ли нас теперь другая эра?"


Сегодня ночью я смотрю в окно
и думаю о том, куда зашли мы?
И от чего мы больше далеки:
от православья или эллинизма?
К чему близки мы? Что там, впереди?
Не ждет ли нас теперь другая эра?
И если так, то в чем наш общий долг?
И что должны мы принести ей в жертву?



Спасибо, Борис Михайлович и Елена Васильевна.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Follow by Email

Блоги, которые я читаю